Политика

Госдума приняла законопроект о гражданах-иноагентах

Депутаты боятся, что в России будет «как у соседей»

Госдума приняла в первом чтении законопроект, который позволит Минюсту на основании мутных критериев признавать «иностранными агентами» и граждан РФ, и незарегистрированные общественные объединения. «Чтобы не получилось через год, два или 10 лет то, что мы наблюдаем у наших соседей», — так пояснил необходимость инициативы один из её авторов.

Фото: duma.gov.ru

Законопроект внесла в Госдуму солидная группа депутатов и сенаторов, все они входят в состав комиссий по борьбе с иностранными вмешательством Госдумы и Совета Федерации. Главной целью авторов было «обеспечение прозрачности иностранного участия в политической деятельности», пояснил коллегам один из них, глава думского Комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев («ЕР»).

В России с 2012 года действует закон об НКО-иноагентах, напомнил он: попавшие в соответствующий реестр Минюста организации должны маркировать свою продукцию упоминанием о сем прискорбном факте, и подробнейшим образом отчитываться перед властями о своей деятельности и финансах раз в полгода. По словам депутата, почти 900 млн. рублей в год получают из США, Бельгии, Норвегии, Германии и других государств организации, включенные в реестр иноагентов в России, и «как минимум столько же поступает к ним и распределяется по разным серым схемам». Сейчас иноагенты стали действовать через общественные объединения без юридического лица и через физлиц, вот и было решено «данный пробел устранить», узаконив реестры общественных объединений без образования юрлица, являющихся иноагентами, и граждан-иноагентов, пояснил г-н Пискарев.

В США, где закон об иностранных агентах действует с 1938 года, россиянка Мария Бутина получила серьезный тюремный срок «всего лишь за несколько коммуникаций с американскими чиновниками, и у нас уровень защиты должен быть не ниже, чем у зарубежных стран»,- настаивал он. Вопрос о том, надо ли и в России сажать на несколько лет за несколько коммуникаций с нашими чиновниками, остался открытым. «И в Европе такие законы действуют, и ничего», — заметил и участвовавший в обсуждении замглавы Минюста Олег Свириденко. Но, кроме США и Австралии, ни одна другая страна названа им не была.

Все, кто получает финансирование из иностранных источников, должны сами о себе заявить, следует из текста законопроекта, иначе их включат в реестры Минюста принудительно, а за неисполнение требований закона накажут. Попавшие под колпак властей должны будут подробно отчитываться о своей деятельности и финансировании (НКО-иноагенты и физлица-иноагенты два раза в год, а  иноагенты – незарегистрированные организации  раз в квартал). 

Всем им придется маркировать свою печатную и видеопродукцию, все свои материалы упоминанием о том, что это сделано иноагентом, а СМИ должны будут указывать этот статус, если приводят цитаты иноагентов или рассказывают о них. А ещё иноагентам нельзя будет занимать государственные и муниципальные должности, их не допустят на работу, где есть допуск к гостайне, запретят быть экспертами при проведении заказанной государством экспертизы и участвовать в общественном контроле…

Вопросов было много. Из них следовало, что даже некоторые депутаты, которые голосовали «за», не очень понимают, как всё написанное будет применяться на практике. Дело в том, что понятие «иностранные источники», и без того очень широкое, этот законопроект ещё больше расширяет – как и понятие «политической деятельности», которая в сочетании с этими самыми источниками может привести к внесению в реестры.

«Иностранными источниками», например, будут считаться деньги или имущество в любом сколь угодно малом количестве (хоть пять копеек!) от иностранных государств, иностранных и международных организаций, от иностранцев персонально, а также от российских частных компаний, которые связаны с иностранцами контрактами. И ещё – деньги россиян, которые как-то связаны с теми российскими компаниями (может, в них работают), которые связаны с иностранцами… А политической деятельностью у нас является не только участие в выборах, но и любые уличные акции, любые обращения к властям разного уровня с требованием или просьбой тот или иной закон принять или отменить, и многое другое. 

«Вот человек вышел на пикет с лозунгом, но он играет на бирже, поставил на иностранные компании и получил доллары. Он будет иностранным агентом?» — поинтересовался Игорь Моляков («СР»).

«Это единичный случай, который можно по-разному толковать и на практике применять» — вот и все, что сказал в ответ г-н Свириденко.

«У нас не было раньше маркировки иноагентов-физлиц, а сейчас она вводится, и надо бы развеять опасения»,- заметил Дмитрий Ионин («СР»). И спросил: если кто-то про такого гражданина в соцсетях напишет, и не укажет, что это – иноагент, накажут или нет?

«Не каждое упоминание в интернете требует обязательного маркирования, если речь идет о политических действиях – оно должно быть, а если речь идет о частной жизни и увлечениях – не надо»,- сказал г-н Пискарев.

Заметим, что никаких оговорок такого рода в тексте законопроекта нет. А россиянам, которые «живут» в Интернете или работают в СМИ, судя по всему, придется ежедневно проверять реестры иностранных агентов на сайте Минюста – чтоб не попасть под раздачу.

«Граждане России могут и премии иногда за рубежом получать, литературные, музыкальные, Нобелевские, и спортивные награды некоторые предполагают денежные выплаты»,- обратил внимание Олег Нилов («СР»).

Спортсменов и музыкантов, а также лауреатов Нобелевской премии это не коснётся, заверил г-н Пискарев. «Отрадно слышать, но к тексту законопроекта это отношения не имеет»,- тут же сказал Олег Смолин (КПРФ): он напомнил, что человек может заниматься политической деятельностью, но получить деньги из-за рубежа совсем за другое – вот, мол, и Минобрнауки подталкивает депутатов публиковаться в зарубежных журналах.

«Итоговое решение о том, кто будет, а кто нет иноагентом, в каждом конкретном случае принимает Минюст», — «успокоил» г-н Пискарев, выразив надежду, что иноагентов окажется «небольшое количество».

Г-н Свириденко подтвердил: «практика будет форматироваться, и предугадать её невозможно» (то есть искать ответы на вопрос, кто может попасть в реестры, а кто нет, в тексте законопроекта не следует). «Но эта практика будет очень осторожной, поверьте, Минюст научился очень аккуратно работать»,- заверил чиновник. По его словам, всего за 8 лет признавались иноагентами меньше 0,1 % российских НКО.

«Эта конкретность и избирательность и пугает»,- заметил Алексей Куринный (КПРФ): он хотел знать, будут ли считаться иноагентами те политические блогеры, которые получают донаты и из-за рубежа в том числе.

«Давайте не будем сгущать краски, не будет никаких проблем у тех, кто закон не нарушает, и блогеры будут работать»,- заверил г-н Пискарев. Важен иностранный источник, добавил он, что тут же вызвало сомнения в безопасности блогеров…

Из выступлений критическим было лишь одно. «Причем тут суверенитет? Кто сказал, что расследования про жуликов и воров, которые вызывают интерес граждан, это про суверенитет?» — спросил Сергей Иванов (ЛДПР). Он считает предложенные меры неэффективными, потому что «доверие к органам власти настолько на нуле, что вы только рекламу им (иноагентам — «МК».) делаете».

«Если мы не начнем претворять в жизнь конституционную норму о принятии мер для защиты суверенитета, через год, два или 10 лет может получиться то, что мы наблюдаем сейчас у наших соседей»,- подвел итог дискуссии г-н Пискарев.

Он, видимо, имел в виду Украину и Белоруссию. Или ещё и Киргизию, и Грузию?

Источник www.mk.ru

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close