Политика

Легендарный командующий Дальней авиацией порассуждал о войне против России

«У нас есть возможности достать любого и покарать за неосмотрительность»

23 декабря у нас в стране отмечают День Дальней авиации. С 1969 по 1980 год этот род авиации, которая решает стратегические задачи, возглавлял летчик-фронтовик, Герой Советского Союза генерал-полковник Василий Решетников. 23 декабря он отметит 101-й год со дня рождения. «МК» побеседовал с легендарным летчиком и генералом.

-Иногда вспоминается. В основном то, что связано с полетами на боевые задания. У меня все-таки ни мало ни много 307 боевых вылетов было в годы войны. Бывало всяко. Один на один не похож.

-Да, я во фронтовой полк прибыл в начале декабря 1941 года. До войны я был инструктором в резервном полку под Воронежем. Мы занимались подготовкой молодых летчиков для строевых частей. Когда началась война, стали готовить летчиков для фронта и отправляли в части.

Когда немцы приблизились, на воронежский аэродром стали садиться другие авиачасти. Нам было трудно уже работать. Полк перелетел за Волгу, в Бузулук. Готовили летчиков там.

Оттуда я на свой страх и риск, без спросу, сел на транспортный самолет, который шел во фронтовой полк, и улетел с одной только летной книжкой. Полк только формировался. И меня все-таки в него приняли. Так я остался на фронте.

-Морально, конечно, тяжело было в начале войны. Я никак не думал, что война будет затяжной, что это надолго. Наивные люди мы были. Я был уверен, что в течение короткого времени мы отбросим их всех за пределы границ, и на этом война закончится. Даже немножко боялся в первые дни, что мне ничего не достанется (смеется). Потому что наш полк инструкторов Сталин своим приказом потребовал держать незыблемо, нам заниматься своим делом, и ни к каким фронтовым делам нас не привлекать. Так что у меня была такая перспектива – учить других летать.

-Нет, у меня такого ощущения сейчас нет. Мне кажется, что те, кто говорит о войне с нами, они все-таки понимают последствия такой войны. С таким оружием, которое есть у нас, рассчитывать на какие-то военные успехи в бою с нами очень трудно. Потому что у нас есть средства и возможности достать любого противника и покарать за его неосмотрительность.

-Нет, когда я был командующим Дальней авиацией, таких планов уже не было. Я этого не ощутил. Там у нас были аэродромы. На Земле Франца Иосифа, на Северной Земле, в Тикси, Запасные аэродромы развивались. Бетонный аэродром был в Анадыре. Он и сейчас функционирует. Но полки мои там не базировались.

Я очень интересовался этими аэродромами. Сам летал и даже садился на лед Охотского моря. На всякий случай хотел проверить, как это будет, если придется вдруг посадить свои самолеты где-то на лед. Все получилось.

Наиболее благоприятные условия для полетов там в апреле. Я все время там искал площадки для того, чтобы при каком-то сложном, тяжелом случае, например, при отказе двигателя, наши летчики могли бы там «присесть».

-Я считаю, что Дальняя авиация развивается вполне нормально. Когда я командовал, удалось перевооружить авиаполки туполевских бомбардировщиков Ту-16 и 3М разработки КБ Мясищева на новую технику. Появились Ту-95, Ту-22. Сейчас преобразили Ту-95. У меня они были бомбардировщиками, а сейчас стали ракетоносцами. Это совершенно другой тип машин.

Сейчас очень хорошее вооружение у Дальней авиации. Это и Ту-22М3, и Ту-160 с хорошими перспективами на дальнейшую модернизацию и совершенствование, и Ту-95МС.

Преображенный Ту-95МС имеет много достоинств, в сравнении с другими машинами. Он турбовинтовой. Более экономичный в полете. Огромная дальность без дозаправки топливом в воздухе. А они могут и дозаправляться. Берут мощное вооружение. Это хорошая машина. Я любил ее больше других.

Источник www.mk.ru

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close