Политика

Пропагандисты нарисовали Россию будущего: чистки, контроль мыслей, штурмовики

Поиски «врагов народа» перекинулись на структуры власти

«Подошла к столу и выпила, залпом, еще сто пятьдесят, ибо она была совершенна, а совершенству нет предела». У подруги героя бессмертной поэмы Венедикта Ерофеева и нынешней российской власти есть одна хорошо различимая общая черта. В определенном смысле наша державная дама тоже совершенна, и совершенству этому тоже нет никакой узды.

Фото: Наталия Губернаторова

Некоторые наверняка обнаружат и буквальное сходство — и в любви к раскрепощающим напиткам, и в сомнительной нравственности.

Но мы имеем в виду совершенство совсем иного рода, недоступное ерофеевской рыжей блуднице, — безупречность с точки зрения бдительности и непримиримости к врагам государства. И если кому-то в свежем пакете законодательных инициатив, радикально усиливающих «противодействие угрозам национальной безопасности», вдруг почудится завершение этого пути, конец совершенствованию, то пусть он тотчас протрет глаза. На самом деле все только начинается.

Каким именно будет продолжение, предугадать трудно. Но контуры этой прекрасной для кого-то России не столь отдаленного будущего неплохо просматриваются в размышлениях близких к власти экспертов и общественных деятелей на устраиваемых властью же так называемых дискуссиях.

Дискуссиями в строгом смысле слова это словоговорение назвать, конечно, нельзя, ибо спор идет между «хорошим и лучшим» — о том, кто больше любит власть и зорче бдит. Но тем интереснее и показательнее ристалища провластных мыслителей. Есть отчетливое ощущения, что у самых говорливых и бдительных на языке то, что на уме у их молчаливых высокопоставленных патронов.

Криминальное мышление

По мнению, например, Вероники Крашенинниковой, члена высшего совета «Единой России», отвечающего в партии за идеологию, для борьбы с тлетворным влиянием Запада недостаточно будет даже исправленного и дополненного законодательства об иноагентах. Ибо хитроумный геополитический неприятель научился обходить расставленные на его пути юридические ловушки.

Уже немало случаев, тревожится госпожа Крашенинникова, когда чуждая нам идеология распространяется в России без иностранного финансирования и вообще без всякой иностранной помощи. Самими охмуренными, разделяющими соответствующие ценности россиянами.

Причем угрозу представляют собой не только либеральные ценности. «Американская консервативная повестка», уверена Крашеннинникова, ничуть не менее опасна: «Это и свободное ношение оружия, и минимизация государственного участия в жизни, и децентрализация государства, и запрет на аборты». И многое другое, столь же неполезное.

Правда, обосновала Вероника Юрьевна лишь пагубу оружейной свободы: «Для американцев это была бы очень выгодная ситуация, если бы россияне перестреляли бы друг друга». Интереснее было бы послушать про аборты: получается, что под пятой американских идеологов находится вся Русская православная церковь.

Всю эту идеологическую контрабанду — как либеральную, так и консервативную — никак нельзя оставлять без внимания, считает идеологиня партии власти. Распространение опасных для россиян идей «должно отслеживаться, даже если оно финансируется на российские деньги». Но следить тогда придется за очень многими.

Потенциально криминальной, согласно этой логике, является практически любая мыслительная деятельность. Ведь все граждане России в той или иной мере, осознанно или нет, разделяют те или иные ценности. Либо либеральные, либо консервативные — третьего не дано. 

Из круга подозреваемых выпадают разве что клинические идиоты да сами авторы подобных концепций. Если кому-то кажется, что это одна и та же категория, то заранее предупреждаем: мы ничего такого не утверждаем.

Мы, напротив, скажем в защиту Вероники Крашенинниковой, что идея тотального контроля за мыслями совсем не глупа. Как доказал Джордж Оруэлл в своем вечно актуальном «1984», только такой подход и может обеспечить истинную прочность политического режима и стопроцентную лояльность подданных. Все остальное — полумеры, не дающие никаких гарантий от революции.

Технические средства уже вполне позволяют сделать оруэлловскую сказку былью, но есть кое-какие проблемы с Основным законом. Даже в исправленном виде он не допускает появления полиции мыслей: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Однако напор бойцов идеологического фронта заставляет сомневаться, что этот барьер продержится достаточно долго.

Порой в зажигательных спичах бойцов проскакивает уже самая настоящая оруэлловщина. «Если ты имеешь право выбирать — в этом и есть зачатки нацизма и фашизма», — яростно доказывает, к примеру, с экрана телевизора руководитель именитой киностудии.

«Народу нужны здоровые сенсации»

Справедливости ради, речь в этом случае шла о выборе гендерной модели, а не политического руководства: передача была посвящена традиционной для российских ток-шоу теме — упадку и разложению Запада. Но что-то подсказывает, что формула, весьма близкая к лозунгам оруэлловской Океании («Война — это мир», «Свобода — это рабство», «Незнание — сила»), вполне может найти применение и в других сферах.

Уж больно отчетлив тренд. Политические ток-шоу все больше смахивают на «двухминутки ненависти». Ну, с той разницей, что длятся куда больше двух минут, а в роли главной мишени не «враг народа Эммануэль Голдстейн», а один «недотравленный блогер». Он же — «негодяй, мразь, тварь, чмо, оскорбление России, агент ЦРУ, подрывающий авторитет силовых структур».

Еще один объект большого недовольства госидеологов и госпропагандистов — современная российская пресса. По мнению печальников власти, последняя большая пресс-конференция президента показала, что СМИ у нас никуда не годятся. «Глупый вопрос задать не боятся, а умный — боятся», — распекал журналистов политолог, профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев, выступая на известном вечернем ток-шоу.

О чем же должны были быть умные вопросы? По мнению политолога, представители СМИ совершенно не замечают «большой жизни» — таких, например, ярких ее примет, как новый самолет «с доминирующим количеством наших российских компонентов», новая ракета «Ангара» или обновленный мост на Транссибирской магистрали.

«А нас пытаются вот эти самоназначенные властители дум затянуть в мелкую групповщину, — негодует господин Евстафьев. — С этим несчастным Дзюбой. Или вот с этим недотравленным блогером…»

В общем, в то время как наши космические корабли бороздят просторы Вселенной, кипят стройки, страна встает со славою с колен, пресса, вместо того, чтобы рассказывать об этих свершениях, занимается какой-то ерундой, мелкомьем. Иначе говоря — саботажем.

«Мы не можем проинформировать общество о том, что происходит», — сетует политолог. Практически повторяя лозунг одного высокопоставленного персонажа братьев Стругацких: «Народу не нужны нездоровые сенсации. Народу нужны здоровые сенсации».

Хорошая новость — Евстафьев знает, в чем причина нездоровья. Плохая — это, увы, не лечится. «Наши СМИ, эта традиционная медийная тусовка интеллектуально выгорела, — вынес политолог свой строгий приговор. — Она прикрывает свою неспособность формулировать вопросы страхом перед режимом… Нам нужны новые медиа».

Что ж, можно отчасти согласиться: нынешняя пресса действительно не соответствует той роли, которую отводят ей идеологи власти в своих устремленных в будущее концептах. Несмотря на всю свою признаваемую госидеологами зашуганность. А, может быть, как раз благодаря ей. Ибо от прессы ждут уже не просто трепетания, а полного слияния с властью. Превращения, по сути, в один из ее инструментов.

Правда, новизны в таких ожиданиях мало. Это «новое» — совсем не позабытое старое. Еще Владимир Ильич Ленин требовал от газеты быть «не только коллективным пропагандистом и коллективным агитатором, но также и коллективным организатором».

Приступить к ликвидации

Капитального ремонта требует также, по мысли госпропагандистов, правоохранительная система — в части борьбы с «пятой колонной». Крайне любопытные мысли на сей счет высказывает регулярный участник пропагандистских телешоу Семен Багдасаров — бывший депутат Госдумы, директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии.

По словам Багдасарова, коварный план внутреннего врага строится на том, что численности силовых структур не хватит для подавления масштабной оппозиционной активности. Посему предлагается во всех регионах России создать структурированное всенародное ополчение — из «ветеранов силовых структур и людей, способных реально оценивать ситуацию». И когда «эти деятели», то есть оппозиционеры, начнут действовать — принять жесткие и конкретные меры.

Фото: Наталия Губернаторова

Причем меры не должны ограничиваться, как в 2011 и 2012 годах, митингами в поддержку власти, подчеркивает Багдасаров: «Нужно не просто забрать у них улицу, а уничтожить их, чтобы их не было на этой улице. Их штабы и информационные структуры. Они враги, они хотят разрушить государство — чего с ними церемониться?»

Багдасаров не поясняет, что значит «уничтожить», следует ли понимать это в буквальном смысле — как физическую ликвидацию. Но и уже сказанного более чем достаточно, чтобы понять, что речь идет совсем не о вербальных атаках.

Мировая история знает достаточно много примеров парамилитарных формирований, созданных политиками для захвата либо удержания власти. Можно вспомнить и российских черносотенцев, и китайских хунвейбинов, и гаитянских тонтон-макутов. Но больше всего под заданные Багдасаровым параметры подходят, пожалуй, немецкие «Штурмовые отряды» — боевая организация НСДАП в период карабканья нацистов к властным вершинам.

Создана она была именно для уличных битв. Многочисленная и в то же время спаянная, дисциплинированная — с ядром, составленным из прошедших фронт ветеранов Первой мировой войны. И совершенно не церемонившаяся с врагами своего вождя. Бившая их буквально смертным боем — и на митингах, и в редакциях антифашистских газет и, так сказать, в индивидуальном порядке.

Огонь по штабам

Этим, разумеется, продукция сей фабрики мысли не ограничивается: представлены лишь первые попавшиеся на глаза образчики. Высказывается и масса других столь же занимательных идей — и этими, и иными «фабрикантами».

Автор далек от мысли назвать весь этот поток сознания «планами власти». Но на категорию «смутные желание определенной части власти» это вполне тянет. А все большее время, отводимое трансляторам потока на федеральных каналах, в Общественной палате и прочих контролируемых властью «дискуссионных площадках», говорит о том, что желания, похоже, уже не такие и смутные. Если все эти звезды отжигают, стало быть, кому-нибудь зачем-нибудь это нужно.

Впрочем, есть все-таки лучик надежды и для тех, кто не хочет жить в России, где преследуются мыслепреступления, улицы патрулируют штурмовики, а пресса — коллективный пропагандист и организатор. Да что там лучик — настоящий прожектор!

Излучает этот свет в конце туннеля вовсе не сознание того, что народ вспрянет ото сна, будучи не в силах терпеть подобное измывательство. Никаких гарантий в этом отношении, увы, нет.

Народ, как мы знаем из истории, терпел и не такое. 1937 год, например, перенес весьма стойко — без лишних вопросов и претензий к власти. Претензии были исключительно к врагам народа. Типичная просьба трудящихся того времени: «Расстрелять всех до одного как бешеных собак».

Но повторения 1937-го совершенно точно не хочет большая часть нынешней российской элиты. Между тем от повторения — по крайней мере в варианте лайт — зарекаться совсем нельзя. Как нас учит та же история, поиски врагов народа неизбежно перекинутся на саму власть. Да, собственно, уже перекинулись.

Скажем, упомянутый выше Семен Багдасаров настаивает на необходимости скорейшего разоблачения и покарания представителей власти, тайно поддерживающих «известного негодяя»: «В том, что там такие есть, я абсолютно не сомневаюсь».

Другой завсегдатай пропагандистских ток-шоу, политолог Сергей Михеев, главной бедой России называет «раздвоение в мозгах российского правящего класса». В нем, бьет тревогу Михеев, по-прежнему много тех, с кем нам не по пути. Во-первых — люди, «свято, почти сектантски верящие в то, что с Западом можно договориться». Во-вторых — откровенные предатели, те, «которые просто продают».

По сути, политолог призывает устроить большую чистку властных структур. Открыть, так сказать, огонь по штабам. Ну а как еще понимать слова о необходимости убрать двоемыслие на всех этажах власти? Очевидно же, что вынести вредную идеологию из начальственных кабинетов можно только вместе с самими ее носителями.

В общем, если вы хотели услышать добрый, позитивный прогноз, то вот он: против крепчающего маразма взбунтуется сама правящая элита — наиболее прозорливая, наиболее здравомыслящая ее часть. Ну, если, конечно, успеет до чистки.

Источник www.mk.ru

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close