Политика

Россию отсекают от союзников: кто взрывает дружбу с Казахстаном

«Мы рискуем разбить политические драгоценности»

Испорченные на несколько поколений вперед отношения с Украиной. Грозящие похожим результатом непонятки с Белоруссией. До самого недавнего времени в этом депрессивном (и очень неполном) списке не было еще одного крайне важного соседа России — Казахстана. Но внезапно все поменялось.

Вячеслав Никонов Фото: government.ru

Внук железного сталинского наркома Молотова, председатель Комитета Государственной Думы по образованию Вячеслав Никонов мимоходом обмолвился в телевизионном эфире о том, что территория Казахстана — это, видите ли, «большой подарок со стороны России и Советского Союза».

Эффект, который это заявление вызвало в стране — «получателе подарка», оказался сравнимым с последствиями взрыва политической ядерной бомбы. За более чем четверть века своего пристального наблюдения за казахстанской политикой я ни разу даже близко не видел ничего подобного. Слова Никонова вызвали ярость даже у тех политиков и простых людей, кто настроен крайне пророссийски. А вот и без того поднявшие в последнее время голову местные националисты, напротив, едва верят своему счастью: в преддверии выборов в нижнюю палату парламента им неожиданно сделали воистину царский подарок.

Спустя приблизительно месяц после назначения дедушки уважаемого депутата Никонова Вячеслава Молотова ответственным секретарем ЦК партии, в 1921 году город Петропавловск перестал быть уездным центром Омской губернии РСФСР и превратился вместо этого в административный центр Акмолинской губернии Киргизской (Казахской) автономной республики. Этот факт я привел для того, чтобы показать: с формальной точки зрения Вячеслав Никонов имел моральное (а также семейное) право произнести свой спич на тему «подарков».

Однако и в практике повседневного общения между людьми, и в сфере высокой международной политики словосочетание «с формальной точки зрения» является очень весомым указанием: на деле все обстоит прямо противоположным образом. Представьте себе: вы приходите в гости к любимым родственникам и начинаете указывать: эту скатерть я вам подарил пять лет назад, этот сервант — семь, это трюмо — десять. А вообще, милый мой, если ты не будешь помнить и постоянно повторять вслух, что я твой благодетель, я вполне могу забрать все свои подарки обратно! Вопрос на засыпку: останетесь ли вы после этого в глазах своих любезных хозяев их любимым родственником?

Еще более оскорбительным, с точки зрения думающих жителей соседней страны, является утверждение Никонова о том, что в Казахстане еще совсем недавно не было своей государственности. Была в Казахстане до его присоединения к России своя государственность, была! Да, эта государственность носила не оседлый, как мы привыкли, а кочевой характер. Но является ли это поводом смотреть на нее свысока и не считать «настоящей» государственностью? Хотел бы напомнить, что хан Батый, чьи орды разорили древнюю Русь и превратили ее в вассальную территорию, тоже был продуктом кочевой цивилизации и кочевой государственности.

Все это объясняет обиду многих казахстанцев на депутата Никонова, но не объясняет крайне резкой реакции казахстанского государства: ноту протеста МИДа, гневные выступления парламентариев и прочая и прочая.

В конце концов коллега Никонова по Госдуме, уроженец бывшей столицы Казахстана Алма-Аты Владимир Жириновский уже многие годы регулярно выступает по поводу своей «исторической родины» с гораздо более резкими заявлениями. Но на них так никто не реагирует. Почему же восприятие слов Никонова оказалось совсем иным? Постараюсь объяснять то, что очень четко понимаю я, как человек, родившийся в Казахстане, и что, похоже, не совсем секут некоторые почтенные политики в Москве.

На официальном уровне Казахстан очень лояльно отреагировал на присоединение Крыма к РФ. Официальное признание полуострова российской территорией означало бы для Астаны полный разрыв с коллективным Западом, и его, естественно, не последовало. Но президент Назарбаев заявил о «понимании» действий Москвы, что по сути является мягкой и промежуточной формой согласия с российским статусом этой бывшей украинской территории.

Но в то же самое время действия Кремля по отношению к Киеву вызвали не слишком афишируемое, но очень даже сильное беспокойство и в казахстанских коридорах власти, и в казахстанском обществе. Лидеры республики прекрасно помнят о том, что в некоторых регионах страны этнических русских либо столько же, либо не сильно меньше, чем этнических казахов. Одной из реальных причин переноса столицы Казахстана из Алма-Аты в 90-х годах прошлого века было желание властей республики упрочить свой контроль за этими территориями.

Никонова в Казахстане считают не политическим эксцентриком типа Жириновского, а рупором Кремля, деятелем, выражающим официальную точку зрения. Отвлеченные рассуждения депутата о прошлых «подарках» были восприняты как намек на возможную «украинизацию» Казахстана в случае его «плохого поведения».

Зная настрой московских верхов, я уверен, что такая трактовка поведения Никонова на 100% ошибочна. Депутат в данном случае выступал не как представитель власти, а как тележурналист и публицист. Но в политике крайне важна не только реальная мотивация тех или иных действий, но и то, как они воспринимаются. Заявления Никонова были восприняты в Казахстане совершенно однозначно. Тем более что его коллега по Думе Евгений Федоров, комментируя слова внука Молотова, высказался даже еще более радикально: «Казахстан арендовал у Советского Союза свою территорию».

Вот так и получилось, что Россия в лице двух членов нижней палаты парламента забила гол в свои же собственные ворота. Между двумя дружественными и братскими народами практически на ровном месте искусственно создали повод для недопонимания.

Впрочем, у ситуации есть и другая сторона, игнорировать которую тоже ни в коем случае нельзя. Бывший премьер-министр Канады Пьер Трюдо (отец нынешнего главы канадского кабинета министров Джастина Трюдо) однажды так высказался о соседстве своей страны с США: «Жить рядом с вами — это то же самое, что спать рядом со слоном. Не важно, насколько этот слон дружелюбен и насколько у него ровный характер. Тебя все равно затрагивает каждое его кряхтенье и бормотание». Будучи соседом двух «великих слонов» — России и Китая, — независимый Казахстан находится и всегда находился в той же самой ситуации.

К чему я это сказал? К тому, что ситуации, когда видные представители российской политической элиты вели себя по отношению к Казахстану, скажем так, не совсем корректно, регулярно возникали и в прошлом. Уже в 1991 году тогдашний пресс-секретарь президента РСФСР Бориса Ельцина Павел Вощанов вызвал всеобщий шок, заявив, что если советские республики прекратят союзнические отношения с Россией, она «оставляет за собой право поставить вопрос о пересмотре границ». Еще более скандальные эпизоды иногда имели место за кулисами. Например, в написанной британским политиком Джонатаном Эйткеном биографии первого президента Казахстана приводится следующий рассказ Нурсултана Назарбаева.

«На одной из встреч в Москве Ельцин сказал мне: «Отдай Тенгиз России!» (имеется в виду расположенное на территории Казахстана очень богатое нефтяное месторождение. — «МК»). Я посмотрел на него и, поняв, что он не шутит, ответил: «Тогда пусть Россия отдаст нам Оренбургскую область. Ведь когда-то Оренбург был столицей Казахстана!». На это он отреагировал так: «У вас имеются территориальные претензии к России?» — «Конечно, нет!» — ответил я. Он разразился смехом, и я тоже».

В чем разница между двумя этими эпизодами и нынешней ситуацией? В том, что в прошлом Нурсултан Назарбаев умудрялся все спокойно разруливать, не доводя дело до открытых скандалов, протестов МИДа и негодующих заявлений парламентариев. Почему так не получается сейчас? Не потому, что нынешний президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев не понимает, что за заявлениями двух депутатов Думы не стоит никакого «кремлевского заговора». Как и Назарбаев, Токаев — свой человек в Москве, политик, нацеленный на тесное сотрудничество с Россией.

Но дело в том, что Назарбаев на политической сцене Казахстаном был абсолютным гегемоном. А Токаев при всех его очевидных достоинствах — только первый среди равных. Различные силы внутри казахстанской элиты ведут сейчас скрытую, но очень ожесточенную схватку за власть. Различные интерпретации отношений с Россией и отношения Москвы к Казахстану — одно из политических орудий, которое используется в этой борьбе. Какова мораль? Думаю, такова: политикам в обеих странах стоит себя вести более осторожно и более деликатно. Не надо зазря «кидать посуду об пол». Мы рискуем разбить «политические драгоценности», которые потом будет очень сложно «склеить».

Источник www.mk.ru

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close